13:27 

Where is my mind? (бывш. Есть только миг)

Нечетный Мститель
Этот мир не похож на сказку, но и в нем все равно живут (с)
Кто жопорукая медуза? Да это же я жопрукая медуза! Кажется, пора сменить ник. Ну или хотя бы подпись

Название: Where is my mind?
Автор: Нечетный Мститель
Фэндом: Мстители
Пэйринг или персонажи: Клинт Бартон, Наташа Романова, Стив Роджерс.
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Ангст, Экшн (action), POV
Предупреждения: Смерть персонажа, возможен OOC, ОМП, ОЖП
Размер: планируется Миди, написано 4 части
Статус: в процессе написания
Примечания автора:Довольно странное видение характеров некоторых героев. Попытка сломать устоявшиеся в фандоме стереотипы.
Описание: Прошло три года с тех пор как она бросила его одного с маленькими ребенком на руках. Три года, полных страха, усталости и надежд. Три года он не вспоминал о ней и, кажется, все душевные раны уже зажили, но судьба снова сводит их вместе. Но что если Клинт не хочет вспоминать о прошлом? Сможет ли он забыть об нем и начать жить счастливо? У старушки Судьбы свои планы на этот счет.
От автора: возможно, этот текст уже выкладывался под названием "Есть только миг", но я не помню, поэтому выкладываю заново.


Он всего лишь хотел быть счастливым. Забыть о сложных заданиях, купить домик у моря, сделать предложение любимой женщине. Может быть, воспитать сына или дочь. Разве это много?

Они прекрасно знают, что для агентов ЩИТ любовь - непозволительная роскошь, но запретный плод сладок. Когда Наташа, всем видом выказывая презрение, кидает ему в лицо положительный тест, Клинту кажется что счастье где-то рядом.

Он уговаривает шпионку не делать аборт, всячески её ублажает, и исполняет любые прихоти. Наташа не любит этого малыша, у неё только спортивный интерес: уродом родится или нет? Клинт просто счастлив, как и любой другой мужчина, узнавший, что у него будет сын.

Белые розы с легким шорохом упаковочной бумаги падают на пол. На глаза наворачиваются жгучие слезы. Роджерс что-то бубнит, его уши горят огнем. Наташа недовольно шипит, поправляет нелепую больничную сорочку, но слезать с колен Капитана не спешит. Все как в дурацкой мелодраме. Клинт слишком обескуражен, чтобы что-то сказать или сделать, но в груди разгорается ненависть. Прежде чем громко хлопает дверь, в спину ему летят острые, словно ножи, слова. Их малыш отправляется в дом малютки.

Лучник думает. Сидит в своей комнате и напряженно думает. Две недели идет внутренняя борьба, но в итоге хороший боец уступает хорошему человеку. Клинт начинает собирать бумаги. Фьюри негодует, всячески этому препятствует - он и так закрыл глаза на нарушение устава и терять хорошего агента не собирался. Только и Клинт был не так уж прост. Он стоит на своем, скандалит, а потом просто собирает вещи и уходит, никому ничего не сказав.

Через месяц он держит на руках своего сына и со счастливой улыбкой заглядывает в маленькие голубые глазки. Мальчик что-то лепечет, и Клинту кажется, что вот оно, счастье. Только Судьба - женщина непостоянная, у неё всегда и на все свои планы...



Иногда кажется, что все. Конец. Может быть даже счастливый. Но снова и снова судьба преподносит самые страшные испытания, издеваясь и пытаясь понять, как скоро ты сломаешься.

Раз за разом я оказываюсь в этом коридоре. В тесном, пустом коридоре. Яркий свет слепит, тишина разрывает мозг и, кажется, что выхода уже не найти. Спасение как всегда неожиданное, чарующе пугающее.

Она приходит, чтобы спасти, но в душе разрастается страх, язык прилипает к небу, тело сковывает невидимыми цепями. Она шуршит белыми подьюбниками, скалит белые зубы, и заправляет за ухо рыжие пряди. Сердце бухает о ребра, пытаясь пробить брешь, удушливый поцелуй заполняет сознание. Вырвавшийся из разорванной груди хриплый стон отскакивает от окровавленных стен и...


... и я просыпаюсь. В своей постели. Как и два, и три, и пять дней назад. Сердце бешено билось о ребра, мысли никак не хотели упорядочиваться. Чертова мерзавка добралась до меня и во сне.

Придя в себя, я опустил ноги на пол и с тоской глянул на электронные часы - до звонка будильника осталось еще с два часа, но уснуть я уже не смогу. Что же, надо себя чем-то занять, но сначала - на кухню. Аккуратно передвигаясь в темноте, я дошел до комнаты сына. Алекс что-то бормотал о сне, но ему, кажется, не снились кошмары. Я прошел в комнату и присел на край кровати, поправил сползшее с худых плечиков одеяло. Пять часов утра. Разве не подходящее время для того, чтобы поразмышлять на тему, почему гордый сокол вдруг стал домашней птицей? Вздохнув, я еще раз убедился, что малыш крепко спит и вышел из комнаты, намереваясь пройти в кухню, но задержался в зале.
На журнальном столике ожил телефон. Не включая свет, я прошел к дивану и, буквально упав на него, взял в руки девайс. Приветливо моргнув, экран выдал новое сообщение.

5.05 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

СЕГОДНЯ.


С несколько секунд я смотрю на экран дорогого телефона, и не понимаю, о чем идет речь. Но когда все-таки осознаю на душе становится погано. Пальцы сами набрал сообщение.

5.07 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Не горю желанием участвовать в этом.


5.07 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Тебя будут спрашивать?


5.09 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Хочешь сказать, что нет?


5. 10 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Прекрасно знаешь, что нет. Ты нужен им. Просто будь готов и не сильно сопротивляйся.


Телефон замолчал, и тишина окутала комнату. Откинувшись, на спинку дивана я прикрыл глаза. Этот разговор подействовал странным образом: всколыхнул неприятные воспоминания, но в тоже время снял оковы страха. Возможно, все дело в собеседнике, но он молчал, и я пошел на кухню - делать кофе.

Горячий напиток обжег небо. Протолкнув его в горло, я грязно выругался. Черт побери, какое "отличное" утро. Подув на кофе, я аккуратно сделал еще глоток. Над городом сгущался предрассветный туман. Над столом горел маленький светильник, создавая иллюзию чего-то теплого и домашнего. Я невесело усмехнулся. Кто бы мог подумать, что один из лучших агентов ЩИТ будет в пять часов утра сидеть на кухне с чашкой кофе словно пятнадцатилетняя школьница. Глупо, неподобающе, до смешного абсурдно, но совершенно правильно. По крайней мере мне казалось, что я поступаю правильно. И за три года я научился верить в это. А теперь наш маленький хрупкий мирок трещит по швам.
Кофе стыл, мысли текли вяло и я почти задремал, как телефон снова ожил.
6.17 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Не спится?

6.17 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Кошмары

6.17 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Понимаю

6.18 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Кошмар на букву «Ф»?

6.20 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

А как иначе?

6.23 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Почему ты не бросишь это?

6.25 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Прекрасно знаешь почему.


6.30 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Прости. Я не хотел тебя обидеть.


6.37 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

все в порядке


6.40 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Не хотите сегодня поужинать с нами?


6.43 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Не забывайте о субординации, агент Бартон


6.45 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Все понял. Вопрос снят.


6.47 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Удачного дня, агент Бартон

6.45 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

И вам того же

Улыбнувшись, я поднялся с места и принялся за приготовление завтрака. Этот день обещал быть очень хорошим.

***

Детское отделение центральной городской больницы - место для меня уже привычное, но все равно жуткое. В раскрашенных стенах концентрировались отчаяние, страх, боль и безысходность. Привести сюда Алекса было для меня подвигом - малыш с самого утра ходил грустным, ничего не хотел есть и всячески оттягивал момент принятия неприятных процедур. На самом деле не было ничего страшного или неприятного, но разве это объяснишь маленькому ребенку с богатой фантазией? Приходилось откупаться игрушками. Но сегодня Лекс это заслужил - совсем не хныкал и был очень послушным.
- Мэри! - даже не думая снимать ботинки, мальчик подбежал к девушке, что стояла у зеркала с тряпкой в руке. - Смотри какой у меня робот!
Мэри вздрогнула и выронила тряпку, сделав неаккуратный шаг уронила моющее средство и едва не упала на Алекса. Хорошо хоть я успел её поймать.
- Ох, -девушка удивленно захлопала ресницами, глотая слезы. - Мистер Бартон... я... вас не было... я... ох, простите.Я ничего не брала, правда.
- Не нужно извиняться, Мэри, - я поставил девушку и принялся стаскивать с себя куртку. - Я тут кое-что обещал Алексу... Как насчет ужина где-нибудь в городе?
- Но... я думала...
- Мэри, пойдем с нами, - Алекс ухватил девушку за ногу и состроив умильную рожицу заглянул в глаза любимой няни. У девушки не было шансов отказаться.
Её зовут Меридит. Милая девушка, с которой мы знакомы чуть меньше года, живет в соседнем доме. Умница, красавица, и просто очень несчастный человек. Я никогда не спрашивал её о семье, она отвечала тем же. Мэридит нужны были деньги - я мог ей их дать. Все просто и предельно ясно.
- Клинт?.. - Мэри дрожащими руками хватает меня за рукав, Алекс тихонько вскрикивает.
Борясь с нижним замком я не сразу замечаю движение за спиной.
- Мистер Бартон? Пройдемте с нами.
В, приемном покое любой больницы никогда не бывает полной тишины. Даже во время вынужденного затишья спертый воздух разрывают тихие стоны и приглушенные крики. Десятки израненных душ томятся в ожидании.

Деревянная скамейка кажется невероятно жесткой, вода из кулера - теплой и безвкусной, сердце почти успокоилось, но ненадолго. Молоденькая медсестра приносит кофе. Глаза её блестят от навернувшихся слез-им всегда меня жалко-губы дрожат. Не задумываясь, взял стаканчик и невидящим взглядом уставился в мутноватую жидкость.

Время текло до ужаса медленно. Мысли роились, словно назойливая мошкара. Сегодня его День рождения. Моему мальчику сегодня исполнился ровно год. Какая ирония судьбы.
- Мистер Бартон? - из операционной вышел доктор Браун. - Пойдемте со мной.
Мужчина устало потер переносицу и прошел в кабинет. Я послушно проследовал за ним.
-Присаживайтесь, - доктор указал на стул. - Это будет нелегкий разговор.

На негнущихся ногах подошел к стулу. Неяркий свет казался слишком резким, биение сердца отдавалось где-то в горле.
- Мистер Бартон, - мистер Браун сел в кресло и пристально посмотрел на меня. - Позвольте спросить, а где ваше жена.
- Она ушла от меня, - я был немного не готов к таким вопросам и не успел придумать ложь - Какое это имеет отношение...
- Мистер Бартон, понимаю, что вам неприятна эта тема, но мы должны быть уверены в том, что в дело не вмешалась генетика. У вашего сына редкая аномалия - его органы расположены в зеркальном отражение. Понимаете? И обычно подобного рода отклонение сопровождается нарушениями работы сердца. Ваш сын не исключение. Нам нужно знать хоть что-то про вашу жену, чтобы выявить причины возникновения такой аномалии.

Я с несколько секунд изучал висящие нас стене дипломы, пока вдруг не понял: Наташа. Сыворотка. Эта стерва и здесь смогла все испортить
- Сколько нужно денег? - черт, не сорваться бы на крик.
- Вы знаете, как устроено сердце? - кроткий кивок. -Тогда вы знаете, что левый и правый желудочки сердца у нормальных людей не сообщаются. В сердце вашего сына между желудочками есть перешеек. Известны случаи, когда оперативное вмешательство и не требуется...

Реальность перед глазами отчего-то стала мутной, уши заложило, а страх липкой рукой схватился за горло - организм отчаянно требовал сна. Пробормотав что-то невнятное, я поднялся с места и пошел к выходу.
- Удачи вам, мистер Бартон, - мистер Браун тяжко вздохнул. - И терпения. Оно вам очень понадобится...

- Эй, ты чего? Плакать вздумала? - Я оглянулся на сидящую рядом подругу. Мэри потупила взгляд и действительно всхлипнула. Женщины. Что с них возьмешь? Я усмехнулся. Им всегда почему-то меня жалко, хотя я и не даю на это поводов.

В маленьком фургончике с небезызвестным орлом на боку душно. Девушка утерла со лба пот и подняла взгляд покрасневших от слез глаз.
- Это потрясающе, Клинт, - по бледным щекам Мэри побежали слезы. - Я... я... черт...
Девушка совсем расклеилась и, уткнувшись в мое плечо, плакала.
- Мэри? - Алекс оторвался от своего робота и посмотрел на меня испуганным взглядом. - Папа, почему Мэри плачет?

Откровенно говоря, я и сам не понял, что случилось. Лишь ошарашенно провел ладонью по растрепанным волосам.
- Все будет хорошо, не плачь...
- Правда? - не переставая плакать,прошептала Мэри мне в плечо.
- Конечно, милая...
Машина резко затормозила. В глаза ударил яркий свет.
-Выходите.

***

- Агент Бартон,вы понимаете, чем это может для вас обернуться? - директор Фьюри был зол. Очень зол. Он метался по комнате для допроса, словно раненный зверь. Это было бы даже забавно, не будь так удручающе неприятно.
- Поверьте, я способен позаботиться о себе. А для ваших грязных делишек вы создали себе этих стероидных уродцев.

Я поднялся с места и направился к выходу. Все это стало напоминать дешевый фарс.
- Не сомневаюсь,- единственный глаз бывшего начальника загорелся нехорошим огнем. - Но ваш сын, Бартон. Что если он умрет на твоих руках?
- Не посмеешь... - я замер у двери.
- Ну что вы, Бартон, не сочтите за угрозу, - улыбка директора стала напоминать звериный оскал. - Просто подумайте: стоит ли так рисковать?
- Всего доброго, - прошипел я, сдерживаясь из последних сил. Фьюри усмехнулся и отвернулся к окну.

Не разбирая дороги я несся по коридорам ЩИТ. Меня буквально разрывало от злости: прекрасно знает, что я бессилен сделать что-либо, чтобы избавить Алекса от мучающей его болезни. Им нужен был он, как очередной подопытный кролик, чтобы изучить воздействие сыворотки.
- Ой!- пискнула маленькая рыжеволосая девочка и упала на попу. Большущие серые глазки наполнились слезами, кроха, зажмурившись, забилась в угол. В том, чья она дочь, сомнений не возникает.
Острые черты лица резали не хуже острых ножей. Она ребенок. Маленький, запуганный ребенок. Может быть, немного здоровее и счастливее Алекса, но абсолютно неповинный в том, что его мать ложится под каждого встречного. Я присел рядом с ней.
- Привет, - едва проталкивая через горло слова, произнес я.- Не бойся, я не сделаю тебе больно.
- Обещаешь?
- Конечно. Как тебя зовут?
- Клэр... - девочка потупила взгляд.
Из тени показалась алеющая щечка. От уха к щечке тянулся тонкий белый шрам, пересекаемый свежей царапиной. Сердце предательски заныло. Я протянул руку, чтобы вытереть с щеки проступившие капельки крови, но девочка еще больше забилась в угол и зажмурилась. Сказать, что я был шокирован и удивлен, означало бы промолчать. Подвинувшись чуть ближе, я я хотел коснуться, но вдалеке раздались чьи-то шаги, и Клэр сама юркнула в мои объятия. Она что-то шептала, но что именно, разобрать было невозможно.
- Ах вот ты где, - этот, даже искаженный ненавистью, голос я не мог спутать ни с чьим другим.

Наташа была настолько зла, что даже не заметила меня. Она схватила Клэр и резко потянула её на себя. Что-то хрустнуло, девочка заплакала. Короткие рыжие волосы шпионки прилипли к мокрому лбу, лицо было искажено гримасой отвращения и ненависти к этой маленькой девочке, к собственной дочери. Она схватила её за волосы, и больно сжав, зашипела что-то на русском.

Когда шпионка первый раз замахнулась и сильно ударила Клэр, я был настолько шокирован, что не смог отреагировать. Девочка уже не плакала - она скулила и вскрикивала, пытаясь вырваться из крепкого захвата матери.
- Маленькая тварь, еще раз сбежишь, я тебя так изобью - забудешь как дышать! - шпионка снова дернула девочку на себя и замахнулась.

Что случилось дальше, произошло слишком быстро, чтобы кто-то из нас это осознал. Тело двигалось на автомате - я хотел лишь защитить малышку от очередного удара. Как так получилось, что Наташа полетела с лестницы, понять не возможно было.

Несколько секунд я, не отрывая взгляда, смотрел на распластавшееся внизу тело. Убил. Сердце пропустило удар,но мне удалось взять себя в руки. Быстро сообразив, что этот участок коридора -"слепая" зона камеры видеорегистрации - я подхватил Клэр и стал спускаться вниз, туда, где по моим подсчетам были лаборатории. Нужно было найти Алекса и уходить.

Бережно прижимая малышку к груди, я переступил через тело, которое вдруг зашевелилось. Наташа схватила меня за ногу. Клэр упала на пол. Я сумел удержать равновесие, но оказался прижатым к стене. Количество попадающего в легкие стремительно уменьшалось - Наташа слишком хорошо меня знала, чтобы дать мне возможность вырваться. Когда я уже отчаялся уйти живым, на затылок шпионки что-то обрушилось, и она ослабила хватку. Краем глаза заметив Мэри и Алекса, я тихо сполз по стенке. Отчаянно не хотелось куда-то идти.
Ну и кто придумал, что жизнь похожа на дорогу? Как вот это гладкое, уходящее в небо полотно может быть похоже на человеческое существование, полное рытвин и колдобин? Наверно, всю романтику я спустил в раковину с кроваво-красными потоками. Когда единственное, что ты умеешь делать - убивать, - жизнь перестает быть дорогой. Жизнь - это борьба. И чем чаще ты забираешь её у других, тем крепче цепляешься за свою.

Я стискиваю руль с такой силой, что белеют костяшки пальцев, и устремляю взгляд к горизонту. В горле все еще першит, голова раскалывается, а в ушах звенит. Не знаю, каким образом оказавшаяся в руке Мэри пустая бутылка из под виски спасла нам жизнь. Мы смогли уйти, оставив бесчувственную Наташу валяться на лестничной площадке. Пришлось повозиться, уговаривая напуганную Клэр, которая упала и сильно ударилась, расцарапав руку и лицо. Уходить приходилось быстро и чересчур шумно. Хвала небесам, редкие агенты, что встречались на пути, были слишком заняты своими делами, чтобы обращать внимание на что-то по их мнению незначительное. Странно только, почему Фьюри не поднял тревогу. Но об этом на тот момент думать не приходилось.

Старенький "Форд", который пришлось украсть на одной из заправочных станций - большой внедорожник с эмблемой ЩИТ был слишком приметным и имел в "начинке" маячок - надрывно хрипел и не желал разгонятся до скорости больше пятидесяти миль в час. На заднем сиденье плакали дети: Клэр было больно, Алекс хотел есть, рядом тихонько всхлипывала Мэри. Дикая головная боль отнюдь не придавала сил . Нервы сдавали.

Маленький мотель на обочине не вызывал доверия: серое обшарпанное здание, поломанная вывеска,- но другого варианта не было. Мы все устали, нужно было подкрепиться и обработать раны, да и кто знает, когда теперь еще представится такая возможность. Молодая девушка за стойкой регистрации со скучающим видом бросает на столешницу ключи, даже не попросив никаких документов. Но нам это было на руку. Мэри грустно улыбнулась и пошла в сторону лестницы, увлекая за собой детей. Со стороны мы, наверно, выглядели как настоящая семья.

Крошечный номер оказался весьма и весьма уютным. Условно поделенный на две комнаты, он был неплохо обустроен: три кровати, старое продавленное кресло, небольшой старенький телевизор, ванная и туалет - все вполне сносно. Бросив куртку на кресло, я опустился на стоящую рядом кровать и уронил голову в ладони. Тревога и напряжение сошли на нет, уступив место усталости. Нужно было что-то делать. Что именно, я не знал.

Скрипнула кровать - Мэри, взяв малышку Клэр на руки, села напротив. Девочка выглядела напуганной, но уже не плакала и стойко терпела обработку ранок - где только Мэри уже отыскала аптечку? - и даже что-то лепетала. Алекс, забравшись ко мне на колени, тихонько сопел и недовольно поглядывал в сторону новоиспеченной сестренки. В комнате повисла неприятная тишина.
- Что происходит, Клинт? - голос дрожит, глаза вновь наполняются слезами. Не плачь, Мэри, пожалуйста. Я чувствую себя виноватым. Девушка вздохнула и поднялась с места, усадив Клэр на кровать. - Я видела внизу магазинчик, куплю что-нибудь поесть.
- Мэри...
- Все в порядке, Клинт, правда, - ничего не в порядке, она это знает. Подавлена, но не хочет показывать этого. Присмотри за детьми, я скоро вернусь.

С тихим щелчком захлопнулась дверь. Тяжело вздохнув, я откинулся к стене. Мягкое теплое дыхание Алекса, уткнувшегося в шею, успокаивало. В конце концов, мы все живы. А то, что я фактически украл Клэр... я не сомневаюсь, что поступил правильно, пусть и придется отвечать по всем статьям. Дети не должны страдать из-за того, что родители их не любят.
- Папа?
Вздрогнув, я вернулся в реальность. Клэр, оказывается, слезла сама с кровати и теперь стояла рядом, заглядывая большущими голубыми, как у Стива глазами в мои. Я протянул руку и, улыбнувшись, потрепал по рыжей макушке. И вроде так она похожа на Наташу, что логичнее было бы ненавидеть. Но этот действительно ангелоподобный ребенок вызывал только чувство легкой грусти. Девочка забралась на кровать и, поерзав, устроилась под боком. Алекс недовольно засопел. Тишина и уютный полумрак сделали свое дело - я стал проваливаться в сон.

Когда тишину прорвали звуки стрельбы, в комнату ворвалась Мэри. Вздрогнув, я и не понял, что происходит и, где я нахожусь. А дальше все завертелось слишком быстро.
- Клинт, пожалуйста, нам нужно уходить, поедим в машине.

Мэридит металась по комнате, выискивая что-то взглядом, потом схватила c тумбочки торшер и взвесила в руке. Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Страшно даже не за себя а за Мэри. Девушка выглядела напуганной, глаза нездорово блестели, и в сочетание с бледной кожей и размазанной косметикой выглядело это ужасно.
- Мэри, успокойся, - как можно мягче произнес я, отбирая тяжелый предмет. - Объясни, что происходит мы вместе найдем решение.
Девушка несколько секунд глядела на меня, что-то решая.
- Я объясню тебе все в машине. Клинт, пожалуйста. Пожалуйста...

Дверь номера ударилась о стену, завизжали дети. В комнату вошел мужчина. Наставленный на нас пистолет явно говорил о его намерениях. Широкое потное лицо перекосила гримаса садисткой удовлетворенности. Просчитывая в голове все возможные варианты, я пришел к неутешительному выводу: мужчина заслонял своей грузной тушей единственный выход.
- Ну, что, красотка, попалась? Папочка был очень недоволен, - пробасил незнакомец.

Мэри спряталась у меня за спиной и, вцепившись руками в плечи тихонько скулила. Выход был один. Когда мужчина приблизился на расстояние вытянутой руки, тяжелый торшер опустился ему на голову.
-Ты его убил? Боже мой, ты его убил! - верещала Мэри, когда мы пробегали мимо несчастной девушки за стойкой регистрации, так некстати попавшейся под руку преступнику.
- Конечно, Мэри, - на удивление спокойно произнес я, усаживая скулящих детей на заднее сиденье нашего "Форда". - Никто не выживает после того, как им раскроили череп.

Мэри всхлипнула и уселась рядом. О, Боже, этот день когда-нибудь закончится? Я похлопал себя по карманам. Телефон на месте. Напряженно вглядываясь в белеющий в неярком свете кусочек темной дороги я вытащил телефон и набрал сообщение

22.45 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

С каких пор на вас работают мафиози?

22.48 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Не знаю о чем вы говорите, Бартон.

22.59 Кому: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Хочешь сказать, это не ваши люди напали на нас и пытались подстрелить?

23.01 От кого: "M. H. S. H. I. E. L. D"

Конечно нет, тебе ли не знать, что ЩИТ действует по-тихому? Предупреждаю, если ты сейчас выдашь ваше местоположение, я вынуждена буду доложить об этом начальству.

- Мэри, - с угрозой в голосе произнес я, глядя как девушка вздрагивает, словно затравленный зверь и пытается втянуть голову. - Ты не хочешь мне ничего рассказать?

З.Ы Я тащусь от этого мальчика. Такой милый. Пусть немного старше, но это просто уруруру точно Алекс

@темы: Фанфикшн, Рейтинг: R, Мстители, Категория: свои фики, "The Avengers" (2012)

URL
   

Ромео должен умереть...

главная